Яна Максимова: Все поступки, которые бьют по режиму, я оцениваю замечательно

0
10

Яна Максимова: Все поступки, которые бьют по режиму, я оцениваю замечательно

Откровенное интервью белорусских легкоатлетов.

Легкоатлеты Яна Максимова и Андрей Кравченко в интервью DW, почему решили не возвращаться в Беларусь и остаться в Германии.

— Почему вы приняли решение уехать из Беларуси?

Яна Максимова: После того как задержали и осудили на 15 суток нашего друга, у нас началась паника, мы начали смотреть в окна, боялись, что за нами могут прийти, придумать какую-то непонятную историю и тоже осудить. Мы очень переживали за нашу дочку. Андрею поступило сообщение, что нам могут помочь. Мы не могли отказаться и 22 июля вылетели сюда.

Андрей Кравченко: Психологически стало трудно. Мы устали ходить и оглядываться. Садишься в машину — перестраховываешься, выходишь из подъезда — перестраховываешься… В любом случае, мы молчать не собираемся, а в Беларуси всех, кто говорит правду, репрессируют и сажают в тюрьму.

— Яна, почему вы написали пост в Instagram и рассказали о своем решении не возвращаться?

Яна Максимова: Я не могла смириться с мыслью, что, возможно, мы здесь останемся, и какая-то надежда, что мы вернемся, у меня была. Но я увидела реакцию наших руководителей после того, что произошло с Кристиной Тимановской, и поняла, что меня в этой стране (Беларуси — Ред.) абсолютно некому будет защитить, что наше руководство не встанет на мою сторону. Мне ждать помощи там будет абсолютно не от кого. И я написала этот пост, я точно решила, что мне сейчас в страну возвращаться очень опасно.

— Как вы оцениваете поступок Кристины Тимановской?

Яна Максимова: Все поступки, которые бьют по режиму, я оцениваю замечательно. Вообще, Кристина очень смелая. Она в интернете была со своими подписчиками очень честна. Я не могу ее осуждать, я не знаю, как поступила бы я. Возможно, команда могла бы на нее обидеться, все-таки в момент соревнований это кому-то было неприятно. Но Кристину я поддерживаю и хочу, чтобы у нее все было хорошо.

Андрей Кравченко: Кристина очень эмоциональная, я думаю, что ее сильно зацепило то, что ее хотели всунуть на эту дистанцию 400 метров. Это совсем другая дистанция, и спортсмены это прекрасно понимают. Я думаю, она даже не представляла, к чему это может привести. Это все было на эмоциях. В любом случае, она была права в этой ситуации.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Завтра в Беларуси снова подорожает топливо

— А сейчас вы с ней общаетесь?

Яна Максимова: Да, мы общаемся. Есть люди, которые ее поддерживают. Сейчас она точно так же, как и я, ничего не боится, а это очень классное чувство: знать, что нигде здесь нет ОМОНа, который приедет и схватит. Если бы мы так сидели в Беларуси, к нам могли бы приехать и нас упаковать.

— Что, на ваш взгляд, показала история с Тимановской?

Андрей Кравченко: Она еще раз показала истинную ситуацию с режимом Лукашенко, показала, как они поступают с людьми. Эту ситуацию можно было замять, а не раздувать на ровном месте международный скандал. Можно было подождать, пока Кристина успокоится, и потом с ней поговорить. А они сразу начали «мочить» своими методами, унижать, оскорблять, психологически давить. Мы увидели, как работает эта система. Человека хотели депортировать с Олимпийских игр!

— Какое значение имеет спорт и эта Олимпиада для Александра Лукашенко и его режима?

Андрей Кравченко: За счет Олимпиады, за счет спорта он хочет усилить свою легитимность. Если бы Чемпионат мира по хоккею состоялся в Минске, тем, кто на него приехал, пришлось бы пожимать руку Лукашенко. Он так повышает свою легитимность — через спорт, через спортсменов, на Олимпиаде постоянно красно-зеленый флаг поднимается. Но мы видим, что это не очень хорошо получается. Потому что этот режим сам себя и закапывает.

— Андрей, вы были первым спортсменом, подписавшим открытое письмо к властям. После этого вас исключили из сборной. Почему вы тогда это сделали?

Андрей Кравченко: Меня мой тренер всегда учил, что борьба должна быть честной. И когда я увидел, как власть себя ведет, когда потенциальных кандидатов в президенты стали сажать в тюрьму, создавать какие-то провокации, когда с бюллетенями выпрыгивали из окон, чтобы люди не видели, меня это очень сильно возмутило, и я сказал: я не хочу жить в такой стране, где такая власть, где вранье.

— На вас оказывали какое-то давление после этого?

Андрей Кравченко: После выборов, когда началась наша активность, ко мне домой приезжал замминистра. Он взял с собой двух огромных дзюдоистов, наверное, чтобы напугать меня, чтобы я прекратил свою деятельность. Он мне прямым текстом сказал: «Подумай о себе, о своей жене, о ребенке! Куда ты лезешь? Прекращай».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В соцсетях обсуждают фото неаппетитного школьного обеда белорусского школьника

— Как вы относитесь к тем спортсменам, которые выступают за белорусскую сборную и не высказываются о политике?

Андрей Кравченко: Я многих знаю, кто против режима, но боится. Настолько сильно людей запугали. На них реально есть рычаги давления. Надо быть очень смелым, чтобы от всего отказаться. Таких оказалось немного. Я их не осуждаю, это их выбор. В любом случае, я говорю то, что я вижу, они — то, что они видят. И каждый будет отвечать за свои слова. Я собираюсь вернуться домой, когда наступят перемены, но сейчас там находиться небезопасно.

— Что вы собираетесь делать в Германии?

Андрей Кравченко: Нам открыли национальные визы, так что мы имеем право даже здесь трудоустроиться. Я хочу, чтобы Яна продолжила карьеру, чтобы она могла тренироваться, поддерживать форму и где-то выступать на соревнованиях. Я, наверное, пройду курсы, чтобы получить лицензию тренера. Но сейчас самое главное выучить язык.

— Яна, какие перспективы вы видите для себя в Германии?

Яна Максимова: Я бы очень хотела продолжать тренироваться. Хотела бы завоевать медаль — в семиборье, в пятиборье, неважно. Если не получится, то моя жизнь будет продолжаться, я буду изучать язык, устроюсь на работу. Но тренироваться я не перестану. У меня еще очень много сил, и пока у меня будет вера в то, что я еще что-то могу, я продолжу тренировки — неважно, где: в лесу, в манеже или в парке.

— Если после переезда в Германию ваша спортивная карьера завершится, будете ли вы считать, что он все равно того стоил?

Андрей Кравченко: Конечно. Здесь я могу больше сделать для новой Беларуси, чем там. Там было очень опасно находиться. Если бы я продолжал говорить правду, то после Олимпиады за нами бы пришли.

— Яна, как вы отреагируете, если отъезд из Беларуси будет стоить вам спортивной карьеры?

Яна Максимова: Наверное, я отреагирую спокойно. Все, что происходит сейчас, ужасно. Сейчас для меня карьера стоит не на первом месте, как это было раньше. Сейчас для меня главное — безопасность моей дочери и то, что происходит в моей стране.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь