Игра в четыре руки

0
10

Игра в четыре руки

Лидеры США, Индии, Австралии и Японии формируют военно-политический альянс для сдерживания Китая.

12 марта состоялся первый в истории саммит лидеров стран Индо-Тихоокеанского партнерства — США, Индии, Японии и Австралии, так называемого квартета или «четверки».

Инициатором виртуальной встречи в верхах стал президент США Джо Байден. Сдерживание растущей активности Китая в Юго-Восточной Азии относится к числу важнейших стратегических задач внешней политики США вот уже второе десятилетие. По единодушному мнению аналитиков, формирование подобного партнерства для решения «китайской головоломки» вполне укладывается в намерение Вашингтона «вернуться» в мировую политику прежде всего через многосторонние механизмы. Впрочем, эта проблема настолько важна, что Вашингтон вполне предсказуемо уделял значительное внимание диалогу в рамках «четверки» и при непредсказуемом Трампе. Последняя встреча на уровне глав внешнеполитических ведомств состоялась в Токио в октябре прошлого года, и при этом — офлайн, даже невзирая на пандемию.

Впервые четыре наиболее продвинутых демократии Индо-Тихоокеанского региона скоординировали свои усилия еще в 2004 году в связи с разрушительным землетрясением в Индийском океане и цунами, затронувшем многие страны Юго-Восточной Азии. В частности значительная помощь была предоставлена Индонезии. Уже тогда премьер-министр Японии Синдзо Абе во время своего первого срока пребывания у власти инициировал формализацию партнерства «квартета» в рамках предложенной им концепции «Арки свободы и процветания». Однако опасения Индии и Австралии относительно реакции Китая не позволили продвинуться дальше формальной встречи на полях саммита АСЕАН и первых совместных военно-морских учений в 2007 году.

Ситуация изменилась, когда Абе снова возглавил правительство Японии в 2017 году и выдвинул новую внешнеполитическую концепцию — «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона». Таким образом идея «четверки» возродилась и произошло это в тесной координации с Вашингтоном. Состоялась новая встреча глав внешнеполитических ведомств, и снова на полях саммита АСЕАН. С тех пор министры иностранных дел «четверки» встречались еще дважды, в 2019 и 2020 годах. Новая администрация США только подтвердила ключевое, можно даже сказать фундаментальное значение Индо-Тихоокеанского партнерства для обеспечения позиции США и их союзников в регионе. Вести из обновленного Белого дома говорят о том, что Вашингтон рассматривает формирование своей политики в отношении КНР именно в рамках тесной координации усилий США, Индии, Японии и Австралии. Попросту говоря, демократии объединяются против автократии.

На этапе подготовки саммита аналитики отмечали как минимум четыре возможные области сотрудничества государств «квартета». Во-первых, это безопасность мореходства. Япония уже давно и настойчиво выступала за нерушимость свободы мореходства, отвергая любые попытки осуществления одностороннего контроля над торговыми путями. Прежде всего речь идет о Южно-Китайском море, но и о Восточно-Китайском море тоже (ближе к Японии), и, собственно, об Индийском океане (ближе к Индии). Китай открыто заявляет о претензиях на японские острова Сенкаку, расположенные на юге японского архипелага ближе к Тайваню. В свою очередь Австралия крайне обеспокоена строительством крупной морской базы КНР на Папуа Новая Гвинея всего в 120 милях от ее территориальных вод. Эта зона не имеет коммерческого интереса с точки зрения рыболовства, поэтому есть все основания полагать, что там будут размещены суда военно-морского флота КНР. Разумеется, основную роль в деле обеспечения свободы мореплавания играл и будет играть Седьмой флот США, однако в Вашингтоне откровенно говорят о необходимости увеличения вклада стран региона в совместные усилия.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Британские медики обнаружили новый признак COVID-19

Вторым направлением может и должна стать безопасность логистических цепочек, связывающих страны региона с внешним миром. Важность гарантированных поставок критической продукции стала особенно очевидной в период пандемии, когда Китай ограничивал экспорт в США медицинских товаров, даже произведенных американскими компаниями в КНР. Третья сфера, важность которой трудно переоценить — обеспечение технологического превосходства, особенно в сфере телекоммуникаций. Наконец, страны «четверки» могут и, с точки зрения Вашингтона, должны стать площадкой для дипломатических инициатив, которые позволят достучаться даже до тех стран, где настороженно относятся к одной из них. Наиболее очевидные примеры — это Мьянма, Индия—Пакистан и Япония—Южная Корея. Само собой, что одним из приоритетов «четверки» станет экономическое сотрудничество с АСЕАН.

По информации японского правительства, страны «квартета» рассматривают возможность создания специального механизма обеспечения вакцинами против COVID-19 развивающиеся страны Азии и Африки. Во многие из них Китай поставляет вакцины бесплатно. Механизм предусматривает предоставление специальных льготных кредитов со стороны США, Японии и Австралии, которые будут использоваться для закупки вакцин производства Индии. В настоящее время изучается техническая и финансовая сторона этого механизма. По мнению аналитиков, таким образом страны «квартета» стремятся прервать победное шествие «дипломатии вакцин» в исполнении КНР, предоставив беднейшим странам Азии и Африки альтернативу. Опосредовано таким образом будет оказана поддержка Индии — ведущему производителю вакцин в мире, экономика которой серьезно пострадала от последствий пандемии.

Еще одной сферой теснейшей координации станет поставка редкоземельных металлов. Сегодня Китай производит около 60% мировых объемов этой специфической продукции, необходимой для производства сложной электронной техники, аккумуляторов и двигателей. Еще четыре года назад Китай контролировал до 90% рынка, что было одним из поводов серьезного беспокойства западных производителей электроники. С тех пор монополию КНР удалось смягчить, однако никто не забыл, как в 2010 году Пекин отказал Японии в поставках этих материалов из-за очередного конфликта вокруг островов Сенкаку.

Тогда цены на некоторые редкоземельные элементы выросли в 10 раз. На современном этапе страны «четверки» намерены разработать технологии, наладить альтернативные производства и поставки, независимые от Китая. Проблема заключается в том, что сначала следует разработать технологии, а затем решить проблему отходов редкоземельного производства, которые часто бывают радиоактивны. Ожидается, что такое сотрудничество принесет в первую очередь выгоду Австралии, недра которой содержат необходимые руды.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Наша сила в правде, а правда на нашей стороне»

Однако о каких бы экономических проектах ни говорили участники «квартета», главная их цель — координация политики безопасности. Первые военно-морские учения с участием всех четырех стран уже состоялись в прошлом году, и это только начало.

По данным разведки, китайские военные корабли были замечены в Индийском океане с выключенными транспондерами, и цель их пребывания была определена как картирование морского дна с целью обеспечения потенциальных операций подводных лодок ВМС КНР.

В ежегодном докладе Пентагона Конгрессу США о состоянии вооруженных сил Китая впервые за последние 20 лет было отмечено, что по численности боевых единиц ВМС Китая впервые превзошли ВМС США. Соединенные Штаты все еще имеют техническое и технологическое преимущество, однако темпы перевооружения Народно-освободительной армии КНР намного превышают аналогичные показатели ВС США. Так что совершенно неслучайно планы «четверки» в Пекине назвали созданием азиатского аналога НАТО, а в России заявили про «выкручивание рук» Индии — традиционному партнеру Москвы со времен СССР.

В действительности Индия в силу целого ряда политико-экономических факторов всегда неохотно участвовала в инициативах, которые могли быть восприняты как антикитайские. И это невзирая на территориальный конфликт с КНР в Гималаях, который время от времени вспыхивает с новой силой и приводит к жертвам с обеих сторон. Поэтому тональность выступлений участников саммита явно подбиралась с учетом этого фактора. Даже Джо Байден подчеркивал позитивный характер сформированного Индо-Тихоокеанского альянса, как направленного не «против», а «за» сотрудничество в решении глобальных проблем — изменений климата, пандемии коронавируса, регулирования рынка технологий телекоммуникаций. В частности страны «четверки» намерены совместными усилиями выработать стандарты современных и будущих систем передачи данных, кибербезопасности, сетей 5G.

В продолжение начатого диалога уже 15–17 марта в Токио пройдут переговоры США—Япония в формате 2+2, затем госсекретарь США Энтони Блинкен отправится на Аляску, где 18 марта встретится со своим китайским коллегой, а глава Пентагона Ллойд Остин совершит турне по региону и посетит Южную Корею и Индию. В середине апреля состоится визит премьер-министра Японии Суга в Вашингтон. Он станет первым иностранным лидером, которого Байден примет в Белом доме. Уже нет сомнений, что Индо-Тихоокеанское партнерство станет основой новой американской геополитики. Очевидно, что США вернулись, и это свершившийся факт.

Сергей Корсунский, «Зеркало недели»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь