«Или, все же, в наших силах сделать так, чтобы они смогли нами гордиться?»

0
14

«Или, все же, в наших силах сделать так, чтобы они смогли нами гордиться?»0

Каждому из нас неплохо бы задуматься.

Эту историю рассказал один весьма молодой человек. Ему, как и многим другим его сверстникам в нашей стране, пришлось столкнуться в последние месяцы с чередой весьма неординарных событий. У всех они вызвали массу сильнейших чувств и переживаний. Но эта история затронула что-то очень глубокое и очень важное, пишет Telegram-канал «Белые халаты». Вот она:

«К концу подходило лето. Сложно было представить, что его последний месяц запомнится мне на всю жизнь таким кровавым и жестоким.

В один из августовских вечеров я был дома и не мог усидеть на одном месте: были слышны крики, звуки выстрелов, взрывы. Я понимал, что происходит. Хотелось выйти и, вместе с другими людьми, отстаивать свое мнение и законные интересы. Но мне надо было быть рядом с матерью и сестрой, которым в тот момент моя защита была нужнее. В нашей квартире висело молчание и всем было не по себе, каждый испытывал стресс. Я чувствовал себя трусом. Ведь в то время, как других бьют, я смотрю на это, как кот с подоконника. Мысль выйти не покидала меня ни на минуту, но осознание того, что со мной может произойти, останавливало меня. Не потому, что я боялся — этого боялись мои близкие. Я не мог просто наплевать на их чувства. Я чувствовал, что морально разрываюсь на две части. Это угнетает, когда нет возможности помочь людям, однако ты за них переживаешь. Но на чувства близких тоже нельзя закрыть глаза.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Германия рассматривает введение санкций против белорусских компаний

В таких условиях квартира стала для меня тюрьмой. Где в четырех стенах хотелось выть от своего бездействия. Живя в центре города, когда открыты окна из-за жары, ты слышишь все: крики о помощи, взрывы. 

Когда все начало стихать, я решил перекусить. Еще были слышны отдаленные крики или шум толпы. Взяв батончик, я сел на край дивана. Буквально один раз надкусил его, и услышал доносящийся с улицы пронзительный женский крик о помощи. Еда мне стала отвратительна, как и я сам себе. Мне не давали покоя мысли: «Почему, женщина не боится выйти, зная чем рискует, а я сижу на диване и слушаю ее крик? Об этом я потом расскажу своим детям, когда они спросят у меня про события этих дней? Что люди не боялись, выходили отстаивать свои права, выходили женщины. В них стреляли, их избивали. А я сидел и жрал батончик».

Эта история — не про чувство вины. Эта история о том, что нас останавливает перед тем, чтобы сделать то, что действительно хочется. То, что мы считаем правильным.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Никол Пашинян выходит сухим из войны?

Я не забуду эту историю никогда. И каждому неплохо бы задуматься над ней. Задуматься над тем, что мы сможем рассказать своим детям и внукам.

Сможем ли мы оправдать свое бездействие? Как для них будут выглядеть наши оправдания? Будет ли нам стыдно смотреть им в глаза?

Или, все же, в наших силах сделать так, чтобы они смогли нами гордиться?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь