Почему Навальный вернулся в Россию

0
16

Почему Навальный вернулся в Россию0

Правильно ли просчитал варианты лидер российской оппозиции.

Главный редактор радио «Эхо Москвы» заявляет, что рискованное возвращение Алексея Навального в РФ было спецоперацией, проделанной агентами российских спецслужб, внедренных в его ближайшее окружение. Что думают об этом эксперты программы «Лицом к событию»? А также: ФБК, в свою очередь, в обслуживании интересов ФСБ обвиняет «Медузу». А также: Соловьев стучит на всех подряд. Гость студии — политолог Станислав Белковский. Ведет программу «Лицом к событию» Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: С нами сегодня Станислав Белковский. Я объявляю программу сегодняшнего разговора, она состоит из трех частей. Во-первых, мы обсуждаем громкое заявление Алексея Венедиктова о том, что не случайно, не спонтанно Алексей Навальный рискованно вернулся на родину в Россию, что у Алексея Венедиктова то ли сведения, то ли подозрения, что его к этому сподвигли, подтолкнули к этому очень опасному шагу, мы знаем, чем этот шаг закончился, его собственные друзья, сторонники, которые оказались завербованными агентами охранки, спецслужб, чего-то такого явно российского, явно нехорошего. Вторая тема тоже связана с обвинениями в сотрудничестве со спецслужбами. На этот рад Иван Жданов, ФБК, обвиняет «Медузу», издание, которое многие из вас любят, читают, в том, что она на потребу ФСБ опубликовала данные о численности протестных акций в защиту Алексея Навального. Третья тема, у нас есть замечательный персонаж, он превратился в абсолютную пародию, над ним смеются, не устают люди посвящать ему видео, клипы, шутки, пародии – это Владимир Соловьев. Я каждый раз зарекаюсь его здесь цитировать, но тем не менее, сегодня было невозможно удержаться, потому что он просто всех заложил, всех сдал, даже Первый канал, ТНТ и пр. О том, как стучит Соловьев, мы сегодня тоже поговорим. Я начну не с версии Алексея Венедиктова, а с версии Станислава Белковского. За это время до того, как вчера выступил Венедиктов, вам стало яснее, что двигало Алексеем Навальным в колонию?

Станислав Белковский: Во-первых, я хочу сказать, что сегодняшний выбор вами эксперта и гостя более, чем оправдан, поскольку много лет тесно связан с организацией ФСБ, более того, вхожу в ее руководство – это Фонд Станислава Белковского, который я практически возглавляю. Кто же, как не я, должен рассуждать на эти темы. Я считаю, что такое решение Алексей Навальный мог принять только сам. С точки зрения моего понимания его психотипа он человек не только самостоятельный на уровне мышления, а весьма мнительный. Вряд ли бы он поддался чьим-то влияниям, пусть даже близких соратников, при принятии такого уровня решений, нет, конечно. Это размышления из области, почему Иосиф Сталин не был готов к нападению Адольфа Гитлера. Есть много исторических версий о том, что был готов, не рассчитал время. На мой взгляд, Иосиф Сталин не был готов к нападению Гитлера, поскольку он ставил свою интуицию, которая говорила, что Гитлер не нападет, гораздо выше, чем любую информацию, политические выкладки людей любой близости к нему. То же самое в миниатюре случилось с Алексеем Навальным. Я думаю, что он интуитивно считал, что его не посадят, потому что народ выйдет на улицы, но даже если его посадят, то пройти через тюрьму – это неизбежный этап для закрепления его в нише оппозиционного политика и политзаключенного номер один. То есть я никакой интриги там не вижу. Кроме того ФСБ и Кремль, здесь никаких разночтений в позиции ФСБ и Кремля по таким вопросам быть не может. ФСБ никогда не предпринимает никаких несогласованных с Кремлем действий, не действует без указаний Владимира Путина в вопросах такого уровня деликатности, как судьба Навального. Они совершенно не были заинтересованы в его прибытии – это создало для них проблему. И то, что против Алексея Анатольевича было возбуждено уголовное дело по 159 статье о мошенничестве с Фондом борьбы с коррупцией Следственным комитетом, и то, что Федеральная служба исполнения наказаний обратилась с просьбой заменить ему условный срок на реальный, все это случилось в декабре и было широко объявлено. Было послание Навальному – не возвращайся ни в коем случае. Поэтому если в окружении Навального есть советчики, внедренные от лица ФСБ, они должны были советовать ему не возаращаться.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Минске задержали пережившую Холокост 79-летнюю женщину

Елена Рыковцева: Или это была хитрая психологическая приманка понимания человеческих механизмов, что назло, я покажу, что я вас не боюсь.

Станислав Белковский: Это было глубоко внутреннее решение. Я уверен, что даже супруга не могла существенно повлиять на него в таком вопросе. Это психология вождя. Я Иосифа Сталина вспомнил не случайно. Конечно, между ними дистанция огромная историческая и прочая, но в чем-то они близки. Навальный замкнут на себе, он свою оценку ситуации ставит всегда заведомо выше других оценок.

Елена Рыковцева: Давайте мы послушаем Алексея Венедиктова. Я, конечно, звала его в эфир, но он немножко приболел сегодня. Он вчера говорил о том, что он думает о толчке для возращения Навального в эфире, который назывался «Дай Дудя» на «Эхо Москвы».

Елена Рыковцева: Ну и продолжение тоже было.

Елена Рыковцева: Кого Алексей Венедиктов имеет в виду, говоря ближайшее окружение Алексея Навального?

Станислав Белковский: Я только что напомнил о своем сотрудничестве с ФСБ многолетнем, так я напомню о своем многолетнем сотрудничестве с «Эхом Москвы», на всякий случай делаю оговорку, что я глубоко уважаю Алексея Венедиктова, считаю его мощным аналитиком, одним из самых информированных людей в стране, чтобы он на меня не обижался, ничто не омрачало наше сотрудничество, поскольку я с ним в данном вопросе категорически не согласен. Поскольку исторические аналогии всякие уместны лишь до определенного предела. Во-первых, такого типа провокаторы бывают в коллегиальных структурах, которыми были оппозиционные партии императорской России начала века, эсеры и большевики. Вождь всегда сам по себе, он не настолько зависим от внедренных агентов. Я не вижу в близком окружении Навального кандидатов на этот пост, хотя у меня нет и не может быть такой информации, может быть они там и есть. Главный мой аргумент против реакции Венедиктова, что Кремль не был заинтересован в прибытии Навального в Россию.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Пять стран ЕС получили €8,5 миллиардов для преодоления последствий пандемии COVID-19

Елена Рыковцева: Вы же сами говорите, что Кремль неоднороден.

Станислав Белковский: В данном вопросе он абсолютно однороден.

Елена Рыковцева: Получается, вы считаете, что Алексей Венедиктов считает, что Кремль в его возвращении был заинтересован?

Станислав Белковский: Из этого текста вытекает, что те самые агенты-провокаторы, которые сподвигли Алексея Анатольевича прибыть в Россию, работают на Кремль, а Кремль хотел заполучить Навального в тюрьму. Нет, Кремль не хотел заполучить Навального в тюрьму, Кремль хотел, чтобы Навальный сколь угодно долго оставался за границей. И здесь все эти легенды, что есть какой-то политический блок Кремля, который хочет обращаться с Навальным мягко, а силовой жестко – это ерунда, здесь я подписываюсь кровью, что это ерунда. Никаких разных позиций в окружении Путина по этому вопросу нет. Кремлевские кланы борются за деньги, за собственность, за назначение на министерские посты, но не по поводу Навального, где очень строго выдерживается одна-единственная линия, определяемая непосредственно лично Владимиром Владимировичем.

Елена Рыковцева: Вы считаете, учитывая, что ты да я, да мы с тобой вокруг Навального, всего их три человека – Албуров, Мария Певчих, Леонид Волков. На кого он указывает?

Станислав Белковский: Я не могу сказать, на кого указывает он. Лично я никого из этих людей не считаю подозреваемыми. Если исходить из психотипа Алексея Навального, который считает себя, безусловно, выше остального человечества, опирается при этом на большой опыт политических успехов с минимальными ресурсами, которые подкрепляет его представления о себе, то тогда приходится признать, что единственный и главный объект ФСБ РФ – это сам Навальный. Потому что только он мог убедить себя принять такое решение, больше никто. Какой здравомыслящий человек мог убедить Навального, что тот не сядет?

Елена Рыковцева: Почему я придаю этому такое большое значение? Потому что те люди, которые хорошо знают Алексея Венедиктова и то, что он говорит, как он анализирует, они говорят, что он ничего не делает случайно. Прошло столько времени, его увезли в колонию, он уже в СИЗО, и вдруг Алексей Венедиктов вчера выступает с этим заявлением. Многие люди сказали, что это неслучайно, что-то он узнал. У нас есть опрос небольшой троих экспертов, которых мы тоже опросили, что они думают об этой версии, об этой новой постановки вопроса, новом видении возвращения Алексея Навального Алексеем Венедиковым.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь