«Всё вынесли, что-то вообще украли»: у москвички и её родных пытаются отнять квартиру

0
9

Семья Родионовых из Москвы шестой год борется за право спокойно жить в своей квартире. Половину её доли без их ведома купил некий Артур Ануфриев. С тех пор жизнь семьи превратилась в настоящий ад: к ним домой постоянно вламываются Ануфриев и неизвестные посторонние люди. Они, со слов членов семьи, срезают замки и спиливают двери, угрожают, портят имущество и создают невыносимые условия проживания. По словам Родионовых, их хотят принудить продать квартиру или заставить купить долю Ануфриева на невыгодных условиях. В свою очередь, мужчина и его супруга утверждают, что не нарушают закон, так как купили половину квартиры и имеют право ею пользоваться. В деталях истории разбирался RT.

Виктории Родионовой 21 год. Хрупкая, невысокая девушка показывает, какой погром устроил в её квартире совершенно посторонний человек.

«Вот это моя комната была. Здесь были мои вещи, шкаф. Здесь стоял диван, мои игрушки, фотографии. Тяжело видеть в таком состоянии комнату, в которой я с рождения живу. Мне теперь негде спать, негде учиться. Всё вынесли, что-то вообще украли», — рассказывает RT девушка.

Думали — ограбили

Уже шестой год Викторию и её семью — маму и брата — атакует Артур Ануфриев, уроженец Челябинска, купивший долю в их московской квартире в декабре 2015 года. Квартира осталась в наследство от отца. Но, по словам Родионовой, родная бабушка по отцовской линии в тайне от всех родственников продала половину доли в ней.

«Всё вынесли, что-то вообще украли»: у москвички и её родных пытаются отнять квартиру0

С тех пор, говорит девушка, Ануфриев постоянно вламывается к ним в квартиру, срезает замки и спиливает двери, приводит посторонних людей и создаёт невыносимые условия жизни, чтобы принудить к продаже квартиры.

«Во время майских, пока никого из нас не было, он пришёл, сменил замки и фактически захватил квартиру» — говорит Виктория. В том, что это был «сосед», девушка не сомневается: дома стоит камера видеонаблюдения.

Чтобы попасть домой, Виктории пришлось вызывать полицейских и с их помощью вскрывать дверь.

«Когда вошли, подумали, что нас ограбили. Оказалось, Ануфриев и его сообщники буквально всё, что было в двух комнатах: мебель, одежду, технику, все личные вещи, — перенесли в третью. Видимо, уже собирается сдавать те две комнаты», — предполагает Виктория.

По словам девушки, после этого она не нашла золотого крестика и цепочки, фотоаппарата, камеры видеонаблюдения, документов из нескольких папок по суду с Ануфриевым, копии иска, оригиналов чеков на оплату юристов и 5000 рублей. Виктория подала заявление в полицию. За эти пять с половиной лет она делала это уже десятки раз.

«Всё по закону»

В этой квартире Родионовы живут с 1995 года. «В 2010-м умер мой муж, отец Виктории. Квартира досталась по наследству ей, но вскоре свои права на неё заявила моя свекровь. Хотя мы отказались от доли наследства в её квартире», — объясняет мама Виктории Любовь Родионова. Другого жилья у семьи нет.

Виктория рассказывает, что звонила бабушке, объясняла, что может стать бездомной. «Она сказала, что ей всё равно и что «пусть всё будет по закону». Она просто злая женщина, всегда ненавидела папу и нашу семью» — добавляет Виктория.

По словам матери, дочь заставляют либо продать эту квартиру, либо выкупить долю Ануфриева за сумму в два-три раза выше рыночной.

«Всё вынесли, что-то вообще украли»: у москвички и её родных пытаются отнять квартиру1

По словам женщин, изначально Ануфриев якобы предлагал выкупить его долю за 8 млн рублей, а сейчас уже требует 12,5 млн рублей.

В социальных сетях Виктории выложено множество видео, где он и его сообщники оскорбляют Родионовых, хамят и угрожают им, портят их имущество, приводят незнакомых людей угрожающего вида и применяют физическую силу к Виктории и её родным.

На одном из них Ануфриев в сопровождении нескольких мужчин и в присутствии полиции ломится в квартиру, а Родионовы пытаются не пустить его. «Вы не имеете права вскрывать дверь против нашей воли!» — говорит Любовь. «Да мне насрать на вашу волю!» — кричит в ответ Ануфриев и продолжается проталкиваться в дверь. «Вы будете ночевать с ними (пришедшими мужчинами. — RT) вместе. Я добьюсь, чтобы вас вообще из Москвы выселили и лишили гражданства», — громко кричит в лицо Любови один из пришедших с Ануфриевым. На другом видео ещё один его подручный курит в комнате и стряхивает пепел в стакан. «А когда Артур приходил во время пандемии, он демонстративно кашлял прямо на нас», — рассказывает Виктория.

Ещё на одном видео сообщник Ануфриева, некий Дмитрий Булыгин, заходит вместе с ним и ещё несколькими неизвестными мужчинами в квартиру и с силой толкает Викторию, она падает и плачет. В тот день девушка сняла побои, но дело так и не завели. Булыгин также угрожал Виктории, что в случае отказа заключать сделку на условиях Ануфриева в её квартиру подселят наркоманов. «У меня есть несколько таких вот квартир. И в некоторых живут наркоманы, алкаши живут. Я не буду с тобой церемониться, не буду с тобой спорить и доказывать тебе, я их просто заселю сюда», — заявляет он Родионовым в ходе телефонного звонка (запись разговора есть в распоряжении RT).

Булыгин фигурирует в историях с захватом недвижимости не в первый раз, о других пострадавших от него сообщали СМИ.

«Перехитрил сам себя»

Родионовы пытались оспорить продажу доли в суде и признать сделку недействительной из-за допущенных нарушений: по словам Любови, её никто не уведомил о предстоящей продаже, как того требует закон. Суд счёл, что о продаже своей доли бабушка внучку и невестку всё-таки проинформировала — телеграммой.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Производить замену в обязательном порядке не потребуется»: в МВД пояснили детали возможных изменений в паспорте РФ

«Но мы ничего не получили, никто к нам не приходил, не уведомлял», — говорят Родионовы.

«Суд установил, что истец Ануфриев на законных основаниях приобрел 1/2 долю в спорной квартире, оснований признания сделки ничтожной, совершённой с целью заведомо противной основам правопорядка или нравственности, не нашёл, а также сделал выводы, что в квартире возможно выделить долю или комнату в пользование», — говорится в одном из судебных вердиктов.

Ануфриев также практически сразу после сделки подал в суд иск на вселение. Однако в конце 2017 года Гагаринский районный суд Москвы постановил отказать Ануфриеву во вселении, выдаче ключей и определении порядка пользования квартирой. Среди доводов (решение суда есть в распоряжении RT) — наличие у Ануфриева ещё нескольких объектов недвижимости и долей в них.

Как следует из судебного решения, в собственности Ануфриева имеется квартира площадью 45,1 кв. м и жилой дом площадью 163 кв. м в Москве, половина доли в праве собственности на жилое строение в Кемеровской области, квартира и половина доли в праве собственности на ещё одну квартиру в Новокузнецке.

Впоследствии по выпискам из ЕГРН удастся обнаружить около 20 объектов недвижимости и долей в праве собственности на них, которыми в разные годы владел Ануфриев (выписка есть в распоряжении RT). Почти столько же нашлось и у его жены Ольги.

В начале 2018 года Ануфриев неожиданно отказался от своих исковых требований о вселении, предоставлении комнаты и выдаче ключей к квартире Родионовых.

«Он сделал это, чтобы схитрить, отменить предыдущее решение суда об отказе во вселении. По закону, если истец отказывается от своих требований, оно подлежит отмене. Но в результате Ануфриев перехитрил сам себя, потому что, отказавшись от них, он отказывается от того, чтобы государство реализовывало его требования», — объясняет брат Виктории Владимир Родионов. По закону это действительно так: согласно ст. 221 ГПК РФ, повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

«Всё вынесли, что-то вообще украли»: у москвички и её родных пытаются отнять квартиру2

Несколько месяцев спустя Ануфриев подал иск об обязании устранить самовольную перепланировку квартиры, которую якобы сделала Виктория с момента покупки им доли в праве. На самом деле перепланировка появилась ещё до её рождения, в 1990-е годы. Но суд встал на сторону Ануфриева, и Викторию обязали привести квартиру в первоначальное состояние.

Проверки и отказы

Юристы в деле Родионовых менялись неоднократно, а судебные расходы и постоянная замена замков и дверей выкачали практически все средства семьи. «Все деньги уходят на суды, мы просто наскребаем на еду и на то, чтобы себя как-то одеть. Мой брат сильно болеет из-за этого. Мама тоже несколько раз лежала в больнице из-за этой ситуации. И никаких денег с Ануфриева за судебные расходы мы взыскать до сих пор не можем, потому что у него заблокированы все счета», — рассказывает Виктория.

«Учиться в таких условиях просто невозможно. Вместо учёбы езжу отдавать заявления. К нам приходили в семь утра, и в связи с этим я не могла поехать в вуз. У меня портятся оценки, а от этого зависит скидка, потому что я учусь на платном отделении», — добавляет девушка.

Также Родионовы многократно пытались возбудить уголовное дело в отношении Ануфриева. Виктория показывает десятки заявлений в полицию (есть в распоряжении RT), поданных за годы. На все из них поступал отказ.

С жалобами на отказы в возбуждении дела девушка обращалась в прокуратуру. Что примечательно, там их всякий раз отменяли как преждевременные и постановляли провести дополнительную проверку (ответы ведомства также есть в распоряжении RT).

«По обращениям Родионовой о неправомерных действиях неустановленных лиц органами полиции неоднократно принимались решения об отказе в возбуждении уголовного дела, которые Гагаринской межрайонной прокуратурой отменены. В связи с выявленными нарушениями положений ст. 6.1 УПК РФ о разумном сроке уголовного судопроизвоства и невыполнением всех проверочных мероприятий, указанных прокуратурой, начальнику ОМВД России по Гагаринскому району г. Москвы внесено представление об устранении нарушений закона», — рассказала RT начальник отдела взаимодействия со СМИ и правового обеспечения прокуратуры Москвы Людмила Нефёдова. «Материалы проверок истребованы в прокуратуру Москвы для изучения в порядке надзора», — добавляет она.

В Главном управлении МВД по Москве не прокомментировали ситуацию с квартирой Родионовых, пояснив, что данный вопрос относится к гражданско-правовым отношениям.

«Не отдам хату»

Артура Ануфриева мы встречаем во дворе дома. На вопрос, зачем он пришёл, отвечает, что идёт «к себе домой». Правда, даже код от подъезда он не помнит и долго ищет его в телефоне, прежде чем войти.

В подъезде он поднимается на лифте к квартире, пытается открыть дверь своим ключом, но не получается: около полугода назад Родионовы поставили новый замок. Тогда мужчина пытается дозвониться до соседей, но и это не выходит.

Поначалу от комментариев Ануфриев в грубой форме отказывается, кричит на всех окружающих, что они «ненормальные», «неадекватные» и «провоцируют» его. Однако затем всё же соглашается пообщаться без камер.

Ануфриев заявил RT, что долю в квартире он приобрёл «законно», «для сына». «Он у меня ВГИК с отличием окончил, перед новым годом купил ему», — говорит мужчина. Сын у него действительно есть, на два года старше Виктории, и он тоже участвовал в взломах и вторжениях в её квартиру, что подтверждается словами Родионовых и ответами полиции на их заявления (есть в распоряжении RT).

Викторию и её родных Ануфриев называет исключительно «мошенниками» и «обманщиками».

«Я столько раз пытался с ними договориться, даже свою двухкомнатную квартиру на улице Лобачевского предлагал в обмен на их долю», — уверяет мужчина. Родионовы опровергают эти слова.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Противоэпидемические системы, локдауны»: в Минздраве предложили обсудить новые меры борьбы с COVID-19

Факт вскрытия дверей и взлома замков Ануфриев не отрицает. «Я прихожу, вскрываю двери и заселяюсь, делаю ремонт. У меня есть решение суда, мне нужно стенки убрать (имеется в виду устранение перепланировки. — RT), чтобы определить порядок пользования. Я могу пользоваться всей квартирой, пока он не определён, где хочу, там и пользуюсь. Они пользуются всей квартирой пять лет, а меня даже не пускают. Поэтому я взял вещи из двух комнат, вынес аккуратно, всё положил в комнате и замок поставил», — рассказывает Ануфриев.

«Я не отдам эту хату за пять копеек!» — заявляет он.

В какой-то момент появляется его супруга Ольга Ануфриева. Женщина представляет его интересы на судах по делу о спорной квартире, она же несколько раз вторгалась вместе с мужем в жилище Родионовых. «Ничего не было нарушено, по закону после умершего наследство перешло дочери и маме. Мама, хорошая знакомая (Ануфриева. — RT), продала ему свою долю», — рассказывает она.

«Всё вынесли, что-то вообще украли»: у москвички и её родных пытаются отнять квартиру3

Пока муж отвечает на телефонный звонок, Ануфриева в красках расписывает «злодеяния», якобы совершённые Родионовыми по отношению к ним с мужем. «Они троих взрослых человек на кухне оставили без стула. Залетели группой, выдернули стулья. Просто мы никуда не звоним, не обращаемся. Мы к ним по-человечески, а они вот такие шоу устраивают», — жалуется женщина.

«Приводят посторонних людей, бандитов каких-то, они угрожали мне и закрывали меня в туалете!» — добавляет её супруг.

В качестве подкрепления своих слов Ануфриев демонстрирует снятый на телефон видеоролик. На нём ещё один эпизод рукоприкладства, на этот раз в отношении Любови. О нём рассказывали и сами Родионовы.

В 2019 году, когда, по их словам, Ануфриев с сообщниками пытались войти в квартиру, Любовь преградила им дорогу. Далее, как следует из заявления, поданного Викторией в полицию, Ануфриев схватил её мать за сломанную и загипсованную на тот момент руку и стал тянуть на себя.

Ануфриев, в свою очередь, заявил, что это Любовь якобы нанесла ему телесные повреждения, укусив «в область рёбер под левой рукой».

На видео Ануфриев задирает рубашку и демонстрирует «укус» на своём боку, который выглядит как красноватое пятно. Предоставить ролик в распоряжение RT Ануфриевы отказались.

«Профессиональные соседи»

Юрист Олег Новиков рассказал RT, что ситуации, подобные той, в которой оказались Виктория и её семья, сегодня происходят повсеместно.

«Сейчас Московский регион захлестнула противоправная деятельность определённых групп, по сути — ОПГ, у которых есть иерархия, распределение ролей и чёткая цель: завладение имущественными правами и деньгами граждан», — рассказывает Новиков.

«Согласно установленному законом порядку, при покупке доли нужно прийти познакомиться с собственниками, спросить их разрешения, узнать, может ли какой-то порядок пользования квартирой быть определён. Рейдеры же в обход этого порядка повреждают замки, силой захватывают жилое помещение, проникают в него и ведут противоправные действия внутри квартиры. Они заселяют так называемых «профессиональных соседей» — участников ОПГ, чья задача вселиться в квартиру и держать там оборону. Им привозят еду, они не работают, в этих квартирах закрываются и находятся там круглосуточно», — объясняет юрист. По словам Новикова, квартирные рейдеры «либо создают невыносимые условия для проживающих, либо банально захватывают квартиры».

В Подмосковье семья 12-летней Ульяны Шибиной, девочки с тяжёлым генетическим заболеванием, может остаться без земельного участка….

Новиков подчёркивает, что такие действия квалифицируются сразу по нескольким статьям уголовного кодекса. «Если в обход установленного законом порядка совершаются противоправные действия, ломают замки, спиливают двери — это должно квалифицироваться по ст. 330 УК РФ. Если проникновение в квартиру происходит вопреки воле проживающих лиц, к которым относятся не только собственники, но и члены их семей, все, кто использует помещение в качестве жилища, это преступление по ст. 139 уголовного кодекса», — объясняет юрист.

«Если же рассматривать весь характер этой противоправной деятельности, цель которой — заполучить имущественные права и принудить к продаже квартиры — это ч. 4 ст. 159, мошенничество», — добавляет Новиков.

Сейчас у Родионовых идёт суд по выкупу доли. «Если второго собственника признают незаинтересованным в проживании, а его долю в праве общей долевой собственности — незначительной, за нами признают право выкупить её по рыночной цене. Сейчас суд приостановлен, пока проводится экспертиза рыночной стоимости квартиры», — рассказывает Виктория.

Параллельно, по словам Виктории, им предлагают продать квартиру. «Они предлагают мне такой договор, по которому покупателя ищут они, а я даже не имею права узнать, кто этот покупатель, он вообще может банкротом оказаться, к примеру. То есть я должна вслепую поставить подпись на договоре купли-продажи. И после этого моя часть денег идет в их банк, который тоже выбирают они, а часть наличными отдаётся Ануфриеву. Естественно, мы не можем согласиться на такие условия».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь